Меню

Какое средство цепной связи придает речи образный характер делает ее экспрессивно эмоциональной

2.2 Эмоционально-экспрессивные языковые средства

В настоящее время вопрос соотношения понятий стилистическое, экспрессивное, эмоциональное, оценочное остается нерешенным. Некоторые исследователи (например, Е.Ф. Петрищева) относят к стилистически окрашенным языковые средства, имеющие оценку, экспрессию или эмоциональность (Матвеева Т.В., 1990, с. 19).

Говоря о трех разновидностях стилистических коннотаций, М.Н. Кожина выделяет в их числе собственно «эмоционально-экспрессивные» (Кожина М.Н., 1993, с. 37). «Здесь как бы опредмечивается и именуется само отношение к называемому предмету (в широком смысле слова) и само значение по природе своей коннотативно» (там же). Далее исследователь пишет о том, что языковые средства этой разновидности отличаются высокой степенью окраски, то есть эмоционально-экспрессивная окраска как бы «присуща» языковой единице (там же); «те или иные экспрессивные окраски и соответствующие языковые единицы имеют тенденцию употребляться в определенной, конкретной сфере общения» (там же).

Крижановская Е.М. в своей работе «Стилистически окрашенная лексика» к эмоционально-оценочной лексике причисляет слова, «содержащие отрицательную или положительную эмоциональную оценку предмета речи (например, верзила, вытворять, гнусный, миндальничать, . и слова, которые эмоционально возвышают или принижают предмет речи). Кроме того, … слова, выражающие фамильярное, ироничное, шутливое, ласковое или снисходительное отношение к предмету речи. Разновидностью эмоционально-оценочной лексики является и бранная лексика» (Крижановская Е.М., 2003, с. 455).

Цели субъекта, акты его взаимодействия с адресатом в средствах массовой коммуникации часто реализуются в оценке (ее прагматический смысл заключается в том, что субъект, выражая свое отношение к какому-либо явлению, осознанно или неосознанно пытается вызвать адекватное отношение у адресата) (Былинский К.И., 1997, с. 79).

Одна из главных особенностей изобразительно-выразительных средств публицистики заключается в их оценочности, репертуар оценочных средств публицистики исключительно богат и разнообразен. Помимо собственно оценочной лексики в газетно-публицистической речи в функции оценки используются разнообразные лексические разряды: разговорно-просторечная лексика, книжные, высокие слова, архаизмы, специальная лексика в переносном значении и другие разряды (Васильева А.Н., 1982, с. 100). Активно используются в газетно-публицистической речи и разнообразные словообразовательные и грамматические средства экспрессивно-оценочной окраски: разговорные конструкции, присоединительные, различные эмоционально-оценочные предложения, многообразные средства эмоционального (риторического) синтаксиса и др. (Вакуров В.И., Кохтев Н.Н., Солганик Г.Я., 1978, с. 72). Газета, публицистика остро нуждаются в экспрессивных средствах. Однако экспрессия в газетно-публицистической речи носит подчеркнуто социальный характер. Это, прежде всего, экспрессия целенаправленная, избирательная, оценочная. Например, тропы в публицистике имеют ценность не сами по себе, как украшение слога, средство оживления материала, а, прежде всего, с точки зрения оценочного эффекта, который они производят (Кожина М.Н., 1989, с. 142).

В книге «Русский язык на газетной полосе» В. Г. Костомаров выделил основную черту языка газеты: стремление к стандартизованности и одновременно к экспрессивности (Костомаров В.Г., 1971, с. 28). В газетно-публицистической речи указанный процесс раскрывается «как обязательное и прямолинейно-постоянное соотнесение стандартизованных и экспрессивных сегментов речевой цепи, их чередование и контрастирование, характер которого в деталях материализации зависит уже от частных особенностей моделируемой газетной действительности» (там же).

Широкие возможности для реализации этой тенденции представляют фигуры речи — отступления от нейтрального способа изложения с целью эмоционального и эстетического воздействия. Стандартизованность обеспечивается воспроизводимостью фигур: в их основе лежат определенные схемы, которые в речи могут наполняться каждый раз новыми словами. Эти схемы закреплены многовековой культурной деятельностью человечества и обеспечивают «классичность», отточенность формы. Экспрессия возникает либо в результате ментальных операций сближения-противопоставления, либо вследствие разрушения привычных речевых формул и стереотипов, либо благодаря умелым изменениям речевой тактики. В газете встречаются практически все фигуры речи, однако значительно преобладают четыре группы: вопросы различных типов, повторы, создаваемые средствами разных языковых уровней, аппликации и структурно-графические выделения.

Действие в средствах массовой информации двух тенденций — к стандартизованности и экспрессивности, — разумеется, не ограничивается использованием тропов и фигур речи. Например, стремление к речевой выразительности нередко проявляется в создании новых наименований, отсутствующих в словаре, — окказионализмов. Вот несколько примеров из газет последних лет: путчелюб, кинороддом, гайдарономика, съезданутый, восъмидерасты, коржаковизм, демократ-расстрига (Былинский К.И., 1997, с. 30). На следующий день после произошедшего несколько лет назад катастрофического падения курса рубля газеты выходили с заголовками типа: Рублепад; Отрублилисъ (там же).

В проанализированных номерах газеты «Буфф-сад» были замечены следующие окказионализмы: пивоман (Буфф-сад, 2004, № 23), кексодром (Буфф-сад, 2004, № 15), потеряшки (Буфф-сад, 2004, № 32), ТЭЙЛ-ХАРД-РОК-РУ-С-ЭЛЕМЕНТАМИ-РАЗДОЛБАЙСТВА (Буфф-сад, 2004, № 48), макароведение (Буфф-сад, 2004, № 19), динотопия (Буфф-сад, 2004, № 45), многомужцы (Буфф-сад, 2004, № 20), сперматозавры (Буфф-сад, 2004, № 8).

Стремление к экспрессии порой приводит к противоположному результату — к созданию штампа, одному из воплощений стандарта. Штампы были очень широко распространены в печати советского периода. Штамп представляет собой изначально образное, но в силу своего постоянного употребления утратившее свою экспрессию выражение (Культура русской речи, 1987, с. 205). Наиболее яркий пример штампа — это не так давно часто встречавшиеся на страницах газет метафоры и перифразы (описательные обороты, заменяющие прямые наименования), наподобие следующих: черное золото (нефть) зеленый часовой (лес), флагман индустрии, эстафета поколений, правофланговые пятилетки, труженики полей, работники прилавка (там же, с. 206). Штамп — это «окаменелая фразеология», в которой неправомерно продолжают «усматривать стилистическое назначение воздействия» (Винокур Г.О., 1979, с. 158).

Наряду с действием тенденций к стандарту и экспрессии одной из характерных черт дискурса периодической печати является полистилизм — возможность использования языковых средств, различных по стилевой принадлежности и нормативному статусу: книжных и разговорных, относящихся к основному фонду словаря и его периферии, пафосных и сниженных, терминов и жаргонизмов. Важно, чтобы их употребление диктовалось критериями «уместности и сообразности», а не языковым вкусом лингвистически невзыскательного читателя и тем более не стремлением к подражанию языку улицы». Средства массовой информации в значительной степени определяют нормы языка и общения, и тем более велика их ответственность за то, чтобы эти нормы отвечали лучшим культурным традициям (Былинский К.И., 1997, с. 50).

Очень большое количество разговорных слов можно выделить в газете «Буфф-сад». Это следующие слова: дескать (Буфф-сад, 2004, № 11), ломанулось (Буфф-сад, 2004, № 14), переплюнуло (Буфф-сад, 2004, № 28), мамики и папики (Буфф-сад, 2004, № 28), попсовый (Буфф-сад, 2004, № 43), ковылять (Буфф-сад, 2004, № 19), тырить (Буфф-сад, 2004, № 23), паджгать (Буфф-сад, 2004, № 14), халявщики (Буфф-сад, 2004, № 48) и многие другие. Присутствуют в газете «Буфф-сад» и жаргонизмы: драйв, рубились (Буфф-сад, 2004, № 45), рейверы (Буфф-сад, 2004, № 20). И разговорные слова и жаргонизмы используются авторами для придания тексту определенной экспрессии.

Довольно значительную группу среди газетной лексики эмоционально-экспрессивной окраски составляют историзмы, восходящие в своем значении к понятиям и явлениям европейского средневековья (наиболее влиятельный в количественном отношении лексический разряд), русской дореволюционной действительности и т. д., а также разнообразные архаизмы (русского и иностранного происхождения). В функциональном отношении рассматриваемая группа представляет собой тесное единство; все слова этой группы имеют постоянно закрепленную эмоционально-экспрессивную окраску (Солганик Г.Я., 1981, с. 35).

В газете «Буфф-сад» нами были выделены следующие историзмы: предвыборные баталии (Буфф-сад, 2004, № 8), глашатаи новой экономической реформы (Буфф-сад, 2004, № 20), крестовый поход против порубщиков (Буфф-сад, 2004, № 45), рыцари бизнеса (Буфф-сад, 2004, № 48).

Кроме устойчиво и регулярно употребляемых газетных слов эмоционально-экспрессивной окраски в газете для создания эмоциональной оценки широко используются устаревшие слова, не закрепленные за газетной речью. Их употребление носит функционально-стилевой характер (Солганик Г.Я., 1981, с. 37).

В газете «Буфф-сад» можно выделить следующие: восхвалять (Буфф-сад, 2004, № 15), витийствовать (Буфф-сад, 2004, № 8), мужи, обуять, поведать, громогласный (Буфф-сад, 2004, № 45), именоваться, источать, сладкозвучный, благой (Буфф-сад, 2004, № 48) и др.

Особую, довольно большую группу газетных негативно-оценочных слов составляет лексика, связанная с образом жизни животных (чаще хищников), их борьбой за существование, а также с охотничьим, рыболовным промыслами и т. д. Слова этой группы объединяет сходное функциональное использование их в газетно-публицистической речи в качестве резко пейоративных средств. Введение многих слов этой группы в газетно-публицистическую речь носит образно-символический характер; причем самой общей мотивировкой переносного употребления их служит параллель между жестокостью «законов», царящих в животном мире, и порядками, нравами общества (Былинский К.И., 1997, с. 69).

В газете «Буфф-сад» нами были выделены следующие слова из этой группы: акулы шоу-бизнеса (Буфф-сад, 2004, № 45), стервятники лесного хозяйства (Буфф-сад, 2004, № 12), хищническое поведение (Буфф-сад, 2004, № 30), волчий закон (Буфф-сад, 2004, № 48).

Источник

Вопрос. Эмоциональность,экспрессивность,образность речи

Выразительность речи определяется как «точность словесного обозначения предмета или явления, представления или понятия» (Г.З. Апресян). «Говорить выразительно – значит выбирать слова образные, вызывающие деятельность воображения, внутреннее видение и эмоциональную оценку изображенной картины, события, действующего лица» (Л.А. Горбушина)

Выразительные возможности языка иногда сводят к так называемым изобразительно-выразительным средствам, т. е. произносительная, акцентологическая, лексическая, словообразовательная, морфологическая, синтаксическая, интонационная (просодическая), стилистическая.

А теперь перейдем к эпитетам, метафорам и другим средствам языка

Эпитет — это не слово в словаре; эпитетом слово становится, когда попадает в речь. В словосочетании деревянная полка прилагательное — не эпитет; в слово­сочетаниях деревянный взгляд или деревянная походка это же слово стало эпитетом. Эпитет ведет сознание от значения слова к личностному смыслу, а личностные смыслы могут и не совпадать у автора речи и читателя или двух читателей с различным жиз­ненным опытом. Очень нужна семантическая и структурная типо­логия эпитетов — по степени их близости к значению слова-определения и ассоциативной удаленности от него.

Метафора — это словосочетание, имеющее семан­тику скрытого сравнения. Если эпитет — не слово в словаре, а слово в речи, то тем более справедливо утверждение: метафора — не слово в словаре, а сочета­ние слов в речи. Можно вколачивать гвоздь в стену. Можно вколачивать мысли в голову — возникает ме­тафора, грубоватая, но выразительная. В метафоре, три элемента: информация о том, что сравнивается; информация о том, с чем сравнивается; информация об основании сравнения, т. е. о признаке, общем в сравниваемых предметах (явлениях).

Речевая актуализация семантики метафоры и объясняется необходимостью такого отгадывания И чем больше усилий требует метафора для того, чтобы сознание превратило скрытое сравнение в открытое, тем выразительнее, оче­видно, сама метафора.

Метафоризируются обычно глаголы и прилага­тельные, потому, что они чаще других частей ре­чи оказываются в позиции сказуемого, а эта позиция, в свою очередь, нужна для «стыка», встречи двух зна­чений, обозначающих сходные признаки двух предме­тов.

Метафора оказывает очень большое влияние на выразительность речи. Не случайно так велико ее ме­сто в речи художественной. И чем метафора свежее, непривычнее, тем она выразительнее. Правда, везде должно быть чувство меры, логическая и эстетическая норма

Существуют условия, определяющие степень выразительности речи:

• неравнодушие, интерес автора к тому, о чем он говорит и пишет, а также кому и что говорит и пишет;

• хорошее знание языка, его выразительных возможностей;

• понимание свойств и особенностей языковых стилей;

• тренировка речевых навыков;

• сознательное намерение автора речи говорить и писать выразительнее, т. е. психологическая установка на выразительность;

• использование языковых средств, способных сообщать речи выразительность.

Выразительность устной речи во многом зависит от умения говорящего использовать языковые средства и стилевые возможности языка. Она усиливается интонацией – совокупностью совместно действующих звуковых элементов устной речи, которая определяется содержанием и целями высказывания. Интонация фактически оформляет речь, помогает активизации ее коммуникативной функции, функции общения между людьми. Очень большое влияние на выразительность речи оказывают метафоры (мысли летят, рыбье молчание, деревянный взгляд, кошачья походка и т. д.), пословицы и поговорки (ум хорошо, а счастье лучше; горьким лечат, а сладким калечат).

Олицетворение– разновидность метафорического переноса, когда какое-либо явление, событие, качество, свойство уподобляется живому существу.

Гипербола (преувеличение) – количественное усиление интенсивности, свойств, особенностей поведения и т. п.

Сравнение– уподобление одного предмета, лица, события другому предмету, лицу, событию на основе выявления общего признака.

Многие слова не только определяют понятия, но и выражают отношение к ним говорящего, особого рода оценочность. Например, восхищаясь красотой белого цветка, можно назвать его белоснежным, белехоньким, лилейным. Эти слова эмоционально окрашены: положительная оценка отличает их от стилистически нейтрального определения белый. Эмоциональная окраска слова может выражать и отрицательную оценку называемого понятия: белобрысый, белесый. Поэтому эмоциональную лексику называют еще оценочной (эмоционально-оценочной).
В то же время следует заметить, что понятия эмоциональности и оценочности не тождественны, хотя и тесно связаны. Некоторые эмоциональные слова (например, междометия) не содержат оценки; а есть слова, в которых оценка составляет суть их смысловой структуры, но они не относятся к эмоциональной лексике: хороший, плохой, радость, гнев, любить, страдать.
Особенностью эмоционально-оценочной лексики является то, что эмоциональная окраска «накладывается» на лексическое значение слова, но не сводится к нему: денотативное значение слова осложняется коннотативным.В составе эмоциональной лексики можно выделить три группы.

1. Слова с ярким коннотативным значением, содержащие оценку фактов, явлений, признаков, дающие однозначную характеристику людей: воодушевить, восхитительный, дерзание, непревзойденный, первопроходец, предначертать, провозвестник, самопожертвование, безответственный, брюзга, двурушник, делячество, допотопный, напакостить, опорочить, очковтирательство, подхалим, пустозвон, разгильдяй. Такие слова, как правило, однозначны, выразительная эмоциональность препятствует развитию у них переносных значений.

2. Многозначные слова, нейтральные в основном значении, получающие качественно-эмоциональный оттенок при переносном употреблении. Так, о человеке определенного характера можно сказать: шляпа, тряпка, тюфяк, дуб, слон, медведь, змея, орел, ворона, петух, попугай; в переносном значении используются и глаголы: пилить, шипеть, петь, грызть, копать, зевать, моргать и др.

3. Слова с суффиксами субъективной оценки, передающие различные оттенки чувств: сыночек, дочурка, бабуля, солнышко, аккуратненько, близехонько — положительные эмоции; бородища, детина, казенщина — отрицательные. Их оценочные значения обусловлены не номинативными свойствами, а словообразованием, так как эмоциональную окрашенность подобным формам придают аффиксы.

Эмоциональность речи нередко передается особо выразительной экспрессивной лексикой. Экспрессивность (экспрессия) (лат. expressio) — значит выразительность, сила проявления чувств и переживаний. В русском языке немало слов, у которых к их номинативному значению добавляется элемент экспрессии. Например, вместо слова хороший, приходя в восторг от чего-либо, мы говорим прекрасный, замечательный, восхитительный, чудесный; можно сказать не люблю, но нетрудно найти и более сильные, колоритные слова ненавижу, презираю, питаю отвращение. Во всех этих случаях семантическая структура слова осложняется коннотативностьюНередко одно нейтральное слово имеет несколько экспрессивных синонимов, различающихся по степени эмоционального напряжения; ср.: несчастье — горе, бедствие, катастрофа; буйный — безудержный, неукротимый, неистовый, яростный. Яркая экспрессия выделяет слова торжественные (глашатай, свершения, незабвенный), риторические (соратник, чаяния, возвестить), поэтические (лазурный, незримый, немолчный, воспевать). Экспрессивно окрашены и слова шутливые (благоверный, новоиспеченный), иронические (соблаговолить, донжуан, хваленый), фамильярные (недурственный, смазливый, мыкаться, шушукаться) Экспрессивные оттенки разграничивают слова неодобрительные (манерный, претенциозный, честолюбивый, педант), пренебрежительные (малевать, крохоборство), презрительные (наушничать,подхалим), уничижительные (юбчонка, хлюпик), вульгарные (хапуга, фартовый), бранные (хам, дурак). Все эти нюансы экспрессивной окраски слов получают отражение в стилистических пометах к ним в толковых словарях.Экспрессия слова нередко наслаивается на его эмоционально-оценочное значение, причем у одних слов преобладает экспрессия, у других — эмоциональность. Поэтому часто разграничить эмоциональную и экспрессивную окраску не представляется возможным, и тогда говорят об эмоционально-экспрессивной лексике (экспрессивно-оценочной).Слова, близкие по характеру экспрессивности, классифицируют на: 1) лексику, выражающую положительную оценку называемых понятий, и 2) лексику, выражающую отрицательную оценку называемых понятий. В первую группу войдут слова высокие, ласкательные, отчасти — шутливые; во вторую — иронические, неодобрительные, бранные, презрительные, вульгарные и под.На эмоционально-экспрессивную окраску слова влияет его значение. Так, резко отрицательную оценку получили у нас такие слова, как фашизм, сталинизм, репрессии. Положительная оценка закрепилась за словами прогрессивный, миролюбивый, антивоенный. Даже различные значения одного и того же слова могут заметно расходиться в стилистической окраске: в одном значении слово выступает как торжественное, высокое: Постой, царевич. Наконец, я слышу речь не мальчика, но мужа (П.), в другом — как ироническое, насмешливое: Б. Полевой доказал, что почтенный редактор пользуется славою ученого мужа(П.).Развитию экспрессивных оттенков в семантике слова способствует и его метафоризация. Так, стилистически нейтральные слова, употребленные как метафоры, получают яркую экспрессию: гореть на работе, падать от усталости, пылающий взор, голубая мечта, летящая походка и т. д. Окончательно проявляет экспрессивную окраску слов контекст: в нем нейтральные в стилистическом отношении единицы могут становиться эмоционально окрашенными, высокие — презрительными, ласковые — ироническими и даже бранное слово (подлец, дуреха) может прозвучать одобрительно..

Источник



Какое средство цепной связи придает речи образный характер делает ее экспрессивно эмоциональной

Помимо лексического повтора средствами цепной связи является местоименная связь или синонимическая замена. При синонимической замене соотносящиеся члены предложения заменяются в последующем словом–синонимом, причем не обязательно синонимом в строгом смысле этого слова, а его разновидностью: контекстным (или ситуативным). Эта связь помогает уточнить, выявить не только прямое значение того или иного слова, но и самые разнообразные его смысловые оттенки, что делает речь выразительной. Кроме того, цепная синонимическая связь помогает избегать в каждом предложении повторений одного и того же слова (а это очень распространенное явление детских высказываний). Если к тому же синонимы в последующем предложении носят оценочный характер (образно–семантический аспект по Г.Л.Солганику), речь становится еще образнее.

Лексический повтор считается нейтральным выразителем цепной связи, а синонимическая замена помогает выразить «многообразные экспрессивно–эмоциональные оттенки смысловых отношений между предложениями» [Солганик, 1973, с. 70]. Вместе с тем местоимения являются одной из самых употребительных частей речи, поэтому цепная местоименная связь имеет широкую распространенность в речи. Некоторые исследователи видят в местоимениях единственное скрепляющее средство (R.Harweg, Т.Сильман). Наиболее лаконичной является связь, выраженная личными местоимениями (Наш знакомый охотник шел берегом лесной реки. Вдруг он. ), однако она может заменяться притяжательными или указательными местоимениями, что делает связь между предложениями гибкой и разнообразной.

Итак, цепная связь является самым массовым и распространенным способом соединения предложений, именно поэтому детей дошкольного возраста мы в первую очередь обучаем этому способу.

Структурная соотнесенность предложений может выражаться и в параллельном построении. Иногда этот параллелизм выражается в синтаксической структуре предложений. «При параллельной связи предложения не сцепляются одно с другими, а сопоставляются, при этом благодаря параллелизму конструкций, в зависимости от лексического «наполнения», возможно сопоставление или противопоставление» [там же, с. 132].

Источник