Меню

Распространенность аллергии по странам

Тренд на аллергию

С 7 по 13 апреля 2019 года проходит Всемирная неделя борьбы с аллергией. Мероприятие проводится под эгидой Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). В московском Центре аллергологии и иммунологии при городской клинической больнице № 52 Департамента здравоохранения города Москвы 13 апреля состоится День открытых дверей. Как для пациентов, так и для врачей будут организованы мероприятия, цель которых — предоставить максимум современной информации о различных аллергических заболеваниях, методах их профилактики, диагностики и лечения. Для аллергологов-иммунологов и врачей смежных специальностей в этот же день состоится сессия «вопрос–ответ» по теме Современные подходы к аллерген-специфической иммунотерапии (АСИТ). Портал Medvestnik.ru пообщался с заведующей КДО аллергологии и иммунологии, окружным специалистом аллергологом-иммунологом (САО и СЗАО г. Москвы) Еленой Николаевной Бобриковой.

— Как изменилась ситуация с аллергией в мире? Число аллергиков растет или снижается?

2018 год ВОЗ назвала годом пандемии аллергии. Широкая распространенность (от 30-60% в популяции) аллергических заболеваний (каждый третий житель планеты страдает аллергическим ринитом и каждый десятый бронхиальной астмой) превратила аллергию в глобальную медико-социальную проблему

В высокоразвитых странах процент лиц, страдающих аллергией (преимущественно среди молодого населения), значительно выше, чем в странах развивающихся.

Это о многом говорит, даже у нас в Москве наблюдается прирост заболеваемости порядка 10–15%. ежегодно. С чем это связано? Во-первых, с загрязненностью окружающей среды, особенно в мегаполисах. Техногенные аэрополлютанты (озон, двуокись азота и серы, продукты сгорания дизельного топлива и др.), которые вызывают повреждение респираторного эпителия, повышение бронхиальной гиперреактивности, облегчают проникновение аллергенов через слизистую оболочку респираторного тракта.

Во-вторых, использование огромного количества консервантов в пищевых продуктах играет тоже немаловажную роль в увеличении количества аллергиков, которые теперь попадают к нам на приемы. Наиболее часто встречаются у пациентов: аллергический ринит, аллергический конъюнктивит, бронхиальная астма, атопический дерматит и крапивница. Из самых тяжелых осложнений это, конечно, анафилаксия, анафилактический шок. Но это самое серьезное проявление аллергии.

— То есть можно сказать, что аллергия сейчас стала болезнью больших городов?

— Вы знаете, аллергии подвержены и жители сельских регионов, и городов. Но по статистике, действительно жители мегаполисов страдают больше. Это опять же заслуга поллютантов, которые присутствуют в городской среде, и загрязняющих компонентов, обладающих раздражающими действиями. И тогда действительно аэроаллергены поступают быстрее и сильнее воздействуют на пораженную слизистую. Но жители сельских регионов также страдают аллергией.

— Когда наступит сезон поллиноза?

— На сегодняшний день паллинация уже началась. Вот сегодня высокий уровень пыльцы ольхи, береза еще не зацвела. Я думаю,многие в Москве сегодня столкнулись с тем, что на лобовом стекле зеленая пыльца. Это вот как раз пыльца ольхи. Чтобы узнать уровень и вид пыльцы в вашем регионе есть сайт Allergotop и Pollenclub.

— Есть статистика, на какую пыльцу чаще всего аллергия?

— Такие данные статистические присутствуют, но по нашей общей практике, конечно, чаще всего аллергия на деревья, то есть береза, ольха, орешник. Большинство пациентов, которые у нас наблюдаются, страдают именно от аллергии на пыльцу деревьев. Она встречается чаще, чем другие. Тем не менее аллергия на пыльцу луговых и злаковых трав также присутствует, как и аллергия на пыльцу сорных трав.

— А продукты питания могут обострять аллергию?

— Да, конечно. У пациентов, у которых выявлена аллергия на пыльцу деревьев часто проявляются реакции на употребление пищевых продуктов. Например, при употреблении яблок, орехов, косточковых, меда вызывается першение и зуд в полости рта, у некоторых отеки в полости рта и затруднение дыхания. Поэтому мы не рекомендуем употреблять эти продукты, так как они себе увеличивают нагрузку на свой организм. Связано это с тем что главные аллергены пыльцы березы, яблока и персика имеют похожую структуру белка и наша иммунная система воспринимает одинаково.

— Почему люди, которые ранее никогда не страдали аллергией, в более зрелом возрасте сталкиваются с проявлениями этой болезни?

— Это вопрос к нашим генетикам и вопрос к тому, в чем истинная причина данного явления. Если это удастся выяснить, то станет открытием уровня Нобелевской премии. Потому что, к сожалению, спрогнозировать, у кого и, когда возникнет аллергия, мы не можем. Аллергия вообще это удел молодых, то есть это гиперреактивность иммунной системы. Но и в пожилом возрасте иногда встречаются другие аллергические проявления. В нашей практике обычно наблюдаются семьями и из детской практики переходят к нам, взрослым аллергологам.

Также у аллергологов наблюдаются пациенты с холодовой аллергией, которая проявляется в виде высыпаний и отеков. Они наблюдаются у нас динамически, потому что это достаточно серьезное заболевание, которым нужно подбирать и терапию, и определенный ритм жизни. Это сложная группа пациентов. Им проводят так называемый темп-тест, который позволяет выявить температурный режим, который человек переносит, и тогда он ориентирован при какой температуре у него не будет реакции. После обследования подбирается доза антигистаминного препарата, которая позволяет пациенту справляться с проблемой

— Мы уже привыкли к стандартизованным методам диагностики и лечения, а что появляется нового?

— Стандартизованные методы диагностики аллергии как были, так и остались. Это классическое кожное тестирование, оно до сих пор актуально. Единственное ограничение существует по применению, то есть в период цветения и клинических проявлений мы не проводим кожное тестирование. Но это золотой стандарт для выяснения аллергии на определенные аллергены.

А в отношении нового появилась аллергокомпонентная диагностика, наш арсенал теперь расширен. Мы можем определить не только определенные аллергены, но узнать главные и неглавные компоненты аллергена (мажорные и минорные) И данную диагностику мы используем в своей рутиной практике. Она проводится для того, чтобы идентифицировать само заболевание, верифицировать диагноз, а также спрогнозировать возможность назначения АСИТ, и ее прогноз. Дело в том, что примерно для 10% населения лечение аллергенами неэффективно. Вот этот метод позволяет нам спрогнозировать эффективность АСИТ и предупредить побочные эффекты терапии.

— Расскажите подробней, что такое АСИТ?

— Это этиопатогенетическая терапия, то есть мы воздействуем на саму причину заболевания. При введении в организм вырабатываются блокирующие антитела, которые препятствуют соединению аллергена и клеток в крови, которые вызывают аллергическую реакцию. Человек, который прошел АСИТ, а она проходит от 3 до 5 лет, не реагирует затем на причиннозначимые аллергены. Метод достаточно широко изучен, давно используется. А вот из новинок в этом методе то, что сейчас появились новые возможности данного метода. Раньше аллергены вводили подкожно, но сейчас уже появились таблетированные формы и капли, которые вводятся в ротовую полость.

Прежде всего, этот метод актуален при поллинозе, аллергическом рините и аллергии на все травы, деревья, злаки, сорные травы и домашнюю пыль.

Метод имеет достаточно длительный опыт применения, что доказало его безопасность. Конечно же, при условии, что все сделано правильно, подобрана необходимая терапия, нет нарушений в технике введения, достаточном комплаенсе пациента и врача. Тем не менее, как и любое лечение, АСИТ имеет риски мы предупреждаем об этом пациентов. Местные реакции бывают в месте введения, как одно из осложнений могут быть анафилактические реакции, поэтому данная терапия проводится только в условиях специализированных отделений и только в условиях специализированных кабинетов. В настоящее время разрешено применение в домашних условиях современными препаратами ( капли, таблетки), но с четким планом лечения и контрольными визитами к врачу. А вот аллергены для подкожного введения только в условиях специализированных кабинетов.

— А какое лечение предлагается тем 10% пациентов, у которых лечение АСИТ не дает никакого эффекта?

— Сейчас Венский медицинский университет во главе с профессором Р. Валентой разрабатывают специализированные вакцины, которые как раз будут воздействовать на все компоненты, но пока это в стадии научного поиска. Тем не менее мы не оставляем этих пациентов, для них мы разрабатываем план лечения, подбираем нужные антигистаминные препараты, местное лечение, все это мы расписываем на приеме. В случае обострения либо госпитализации на базе нашего консультативно-диагностического отделения есть дневной стационар.

— Если есть у человека аллергия, может ли он вакцинироваться?

— Вакцинироваться обязательно нужно, тем более мы живем в эпоху достаточно высокого процента инфекционных заболеваний, поэтому у своих пациентов никогда не исключаем профилактические прививки. Но, естественно, это нужно будет обсудить с лечащим врачом, с аллергологом, потому что, если он получает, например, аллерген-специфическую иммунотерапию, есть определенные рамки того, когда можно и, когда нельзя. Но прививаться нужно обязательно.

Источник

ВОЗ: XXI век станет веком аллергии

По неутешительным прогнозам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), XXI век станет веком аллергии.

За последние 30 лет аллергические болезни, в том числе бронхиальная астма, стали самыми быстро распространяющимися заболеваниями во всем мире. По статистике, аллергией страдает каждый пятый житель нашей планеты: каждый шестой американец, каждый четвертый немец.

А в мегаполисах этому неприятному заболеванию подвержено от 30 до 60 % населения.

Рост аллергических болезней отмечается как среди взрослых, так и среди детей. Сегодня каждый третий ребенок в странах Европы страдает аллергией, а каждый десятый — бронхиальной астмой. По данным ВОЗ, в среднем, во всей Европе 10% детей страдают от астматических симптомов. При этом в Западной Европе уровень симптомов в десять раз выше, чем в восточных странах. Международное исследование астмы и аллергии у детей (ISAAC), проведенное в 1995-1996 годах, выявило, что ежегодная средняя распространенность самозарегистрированных симптомов астмы у подростков в возрасте 13-14 лет по всей Европе составляет 11,5%. Этот уровень варьируется от 2,6 до 4,4% в Албании, Румынии, Грузии, Греции, и до 29,1-32,2% в Ирландии и Великобритании. Это наводит на мысль о том, что западный образ жизни связан с аллергическими болезнями у детей.

Аллергия — нетипичная реакция иммунной системы человека на привычные субстанции: пищу, окружающую обстановку, ткани, химические вещества, животных, растения и т.д. Различают несколько видов аллергических реакций в зависимости от того, в каком органе или группе органов она возникает. Так, о респираторной аллергии говорят, когда ее симптомы возникают в дыхательной системе человека (носовой полости и легких), о кожной — на кожном покрове, об офтальмологической — при попадании аллергена в глаза.

Наиболее часто встречающимся видом аллергических реакций является респираторная аллергия в виде аллергического ринита, который встречается у 20-25% населения земного шара, и за последнюю четверть столетия количество больных увеличилось втрое.

Также различают виды аллергии в зависимости от ее причины. Так, существует аллергия на пыльцу растений, укусы насекомых, пищу, лекарственные средства, домашнюю пыль, шерсть животных и даже латекс.

Первым и необходимым шагом при лечении любой аллергии является выявление аллергена и уменьшение контакта с ним. Из лекарственных средств на первом месте по-прежнему остаются антигистаминные препараты. Многие прекрасно помнят первые антигистаминные средства, которые помимо противоаллергического эффекта обладали целым набором побочных явлений: вызывали сонливость, ухудшение внимания и памяти, ослабляли реакции. Около 15 лет назад были разработаны современные противоаллергические препараты, практически лишенные нежелательных побочных реакций. В частности, антигистаминные средства второго поколения на основе таких действующих веществ, как оригинальный лоратадин или дезлоратадин, безопасны и высокоэффективны при лечении любого вида аллергии.

В любом случае необходимо помнить, аллергия — это серьезное заболевание, которому подвержены люди любого возраста. Без должного внимания оно может значительно ухудшить качество жизни и привести к бессоннице, головным болям, стрессам, снижению памяти. Поэтому при появлении подозрения на аллергию следует обязательно обратиться к врачу-аллергологу.

Источник

Александр Пампура: врачей беспокоит жизнеугрожающая аллергия

Летняя аллергия на клубнику, зимняя – на холод, аллергия на мед, орехи, пыль, шерсть животных. И, конечно, весенний поллиноз – реакция на пыльцу растений. В каком возрасте могут появиться аллергические реакции, зачем, когда и куда уезжать на период цветения, нужно ли аллергикам носить маску и что такое жизнеугрожающая аллергия рассказывает главный внештатный детский аллерголог-иммунолог, з аведующий отделением аллергологии и клинической иммунологии НИКИ педиатрии имени Н.И.Пирогова Александр Пампура.

— Александр Николаевич, мне показалось, что в этом году о весенней аллергии, об аллергии, вызываемой пыльцой и цветением деревьев и трав, заговорили раньше, чем в прошлые годы. Или налицо тенденция паниковать заранее?

— Каждый год это происходит по-разному, в зависимости от климатических условий. В основном в эти различия закладываются плюс–минус две недели. Здесь важно не только первое тепло, а сила этого тепла, насколько резко оно наступило и насколько значимый произошел подъем температуры.

— А почему это происходит?

— Это вопрос к аэробиологам. А для нас – для пациентов и врачей – важно, когда количество пыльцевых частичек в воздухе превышает 10–30 в квадратном метре (в кубе). Такое количество уже может вызвать реакцию. Но у большинства порог, когда появятся симптомы, больше.

— У меня аллергия с детства. Выявить ее было проще, поскольку у меня была бабушка-педиатр. Но по ощущениям в моем детстве такого количества детей с аллергией не было. В Москве действительно становится все больше аллергиков (в частности, поллинозников) или так кажется?

— Процесс этот реальный, и в нем две составляющие. Первая составляющая: в течение 20 лет количество детей с гиперчувствительностью к пыльце увеличилось раза в два. И сейчас где-то процентов у 20 пациентов в сыворотке мы можем обнаружить IgE (иммуноглобулин Е). Но вторая тенденция намного опасней: опустился возраст детей, у которых развивается поллиноз. Если раньше в среднем начало поллиноза приходилось на подростков 10-14 лет, теперь дебют заболеваний зачастую мы видим у детей 2-х, 3-х летнего возраста. И они уже не эксквизит как раньше, сейчас таких больных все больше и больше. Соответственно, можно предположить, что будет расширяться количество детей, у которых раннее начало заболевания, и оно будет протекать значительно тяжелее. У конкретного ребенка увеличится число растений, пыльца которых будет вызывать реакции, а аллергия начнет возникать, не только к пыльце, а к эпидермальным, бытовым или пищевым аллергенам.

— Аллергики с многолетним стажем стараются приурочить к весеннему цветению свои отпуска и уезжают в другие климатические зоны. Но Турцию внезапно закрыли, в связи с чем другие направления ощутимо подорожали. Но на юге тоже немало цветущих растений, и, насколько я знаю, в Италии, Франции и той же Турции немало своих аллергиков. Получается, это миф, что надо менять ареал обитания?

— Это нормальный подход, просто в каждой широте, в каждых климатических условиях преобладает свой спектр растений, которые пылят в определенное время года. Россиянам, живущим в средней широте, близка ситуация немцев и скандинавов. У нас главный весенний пыльцевой аллерген – пыльца деревьев: березы, ольхи, орешника. Другое дело, что таких больных становится все больше. Понятно, что эти деревья есть и в южных широтах, но период их пыления немножко сдвинут, а самих таких деревьев намного меньше в этих регионах.

Но сейчас в России появились больные, у которых повысилось благосостояние, и они в период пыления всю жизнь ездили в Испанию, Италию – не на острова, а на континент. И оказалось, что там тоже может развиваться гиперчувствительность к пыльце «местных» растений. Например, к цветению оливы (с которой связаны большие проблемы в средиземноморских странах) или амброзии. Я хочу сказать, что если у человека есть измененный ответ иммунной системы к цветению ольхи, у него повышается вероятность измененного ответа и к другим стимулам. Безусловно, когда ребенок с измененным ответом маленький, хороший выход уехать на период цветения, чтобы подождать, когда он чуть-чуть повзрослеет, и мы сможем активнее проводить лечение –например аллерген-спецефическую терапию. Если у ребенка развился поллиноз в возрасте 2-3-х лет, хороший выход в ближайшие 2-3 года с ним выезжать в южные широты.

— А почему не в северные?

— Я не успел сказать. Можно и в северные, но я думаю, что там нет такого комфортного отдыха, а березы есть. Если говорить о Карелии, там будет небольшой сдвиг в цветении, но в «неправильную» сторону.

— А в тундру или в Якутию отдыхать не поедешь.

— А вообще существует статистика, где, в каких странах больше всего аллергиков и поллинозников в частности?

— Есть общая статистика. На самом деле, и врачей и пациентов беспокоит не просто «какая-то» аллергия, а именно жизнеугрожающая аллергия, от которой у людей принципиально нарушается качество жизни. Жизнеугрожающая аллергия – это такая аллергия, которая проявляется анафилактическими реакциями. К числу стран, где высока распространенность анафилаксии, относятся Великобритания, Соединенные Штаты Америки, Австралия – страны с высоким экономическим развитием.

Это огромная проблема. И для меня, как специалиста в области аллергологии и пищевой аллергии, это очень интересно. Настолько, что совместно с моими коллегами мы написал монографию посвященную по анафилаксии у детей. Книга о посвящена различным формам анафилаксии у детей, в частности, с потенциальной угрозой фатального/субфатального исхода. В каждой стране свои преобладающие аллергены, мы их называем молекулы анафилаксии. К таким молекулам может относиться и молоко.

Также как и в других странах в России много различных аллергенов, связанных с анафилаксией, и при этом имеются огромные проблемы гиподиагностики. В лучшем случае 10-20 процентам пациентов с анафилаксией из ста, выставляется этот диагноз, а у 80-90 процентов детей диагноз не устанавливается и, соответственно, они остаются без правильной помощи. И это большая проблема.

— Я правильно понимаю, что в результате ребенок может внезапно умереть?

— Да. Например, ребенок, с аллергией к молоку, употребляет молоко, и в течение минут – он отек, захрипел и прочее-прочее. При этом нужно ставить диагноз анафилаксия. Она может быть разной по тяжести, но диагноз нужно ставить, даже если была легкая анафилаксия. Потому что тяжесть последующего эпизода не связана с тяжестью предыдущего. А если люди неподготовлены в следующем эпизоде при аналогичном воздействии (ребенок съел всего один орешек или выпил глоток молока) симптомы могут быть жизнеугрожающими. Либо фатальными.

— Сегодня, говоря об аллергии, невозможно обойти ковид. Предположим, у ребенка или у взрослого неожиданно появились некоторые симптомы аллергии. Может ли случиться такое, что он принял аллергию за ковид? Или наоборот?

— Все понимают: если что-то не так, в такой ситуации лучше, чтобы врач посмотрел. Давать общие советы нельзя.

— А врач может отличить?

— Врач отличит. И, если надо, аллерготестирование проведет. Во всяком случае для ковида характерна определенная симптоматика. И она, конечно, отличается от симптоматики аллергической. При этом наличие у человека аллергии – поллиноза вовсе не исключает заболевания инфекцией. Также и наоборот. Важно понимать: если есть какие-то симптомы, и эти симптомы человека беспокоят, лучше, конечно, консультироваться. И не онлайн. Врач смотрит, слушает, разговаривает и т.д. Объективный осмотр многого стоит.

— И тут мы подошли к вопросу о масках. Я прочитала, что аллергикам лучше носить маски. А между тем в Швейцарии и в некоторых других странах можно взять справку у врача, что у тебя астма или аллергия, что маска угрожает твоему здоровью, и ты получаешь право носить вместо маски справку – в кармане. В России такое невозможно, потому что меня не пустят без маски в метро и в магазины. Разве это правильно?

— Я думаю, что эпидемические и санитарно-гигиенические рекомендации должны распространяться и на аллергиков. То есть, если у человека аллергия, он все равно должен выполнять эти мероприятия. Когда ковид только начался, было очень много споров, будут ли аллергики входить в группу риска по развитию, по заболеваемости и по тяжелому течению болезни. Но мы достаточно быстро поняли, что аллергики болеют также как остальные, может быть даже чуть легче, но это «чуть» работает на больших популяциях, как сейчас любят говорить – Big data. А на конкретном человеке они могут не работать. Это статистика. И даже при наличии справки у тебя может быть ковид, и ты опасен для окружающих. И очень важно, чтобы в сознании людей было понимание, что есть другие люди, и маски надо носить не столько для себя, сколько ради других.

— С масками разобрались, хотя я так надеялась, что мне можно будет без маски. Тогда о лекарствах. У меня есть друг-аллергик, и он постоянно принимает антигистаминные препараты. Но периодически он говорит, что таблетки перестают ему помогать, и приходится искать еще более сильнодействующее средство. Может ли возникнуть привыкание к антигистаминным препаратам или у него мнительность, а не привыкание?

— Его ощущение субъективно. Привыкание к антигистаминникам из области мифов. Ранее считали, что к старым препаратам есть привыкание. Но на самом деле к старым препаратам первого поколения, таким как супрастин или димедрол привыкания нет. Это легенда. К препаратам второго поколения – цетиризину, лоратадину привыкания нет. Более того, их эффект повышается через 1-2 недели от начала использования, потому что они не являются блокаторами рецепторов, а переводят рецепторы в неактивное состояние. И если мы их даем, неактивных рецепторов становится больше, и гистамин не может взаимодействовать с рецепторами.

— Последний и каверзный вопрос. Предположим, человек неожиданно понял, что по всем симптомам у него аллергия. Может ли он пойти в аптеку и купить антигистаминые препараты подороже нового поколения и спокойно их принимать. Тем более, что рекламы кругом полно. Или все же без консультации аллерголога ему не обойтись?

— Надо реально смотреть на вещи. Конечно, первое побуждение – пошел, сам выбрал, купил лекарство, – рационально. Придерживаться той точки зрения, что каждому надо сходить к врачу, если болеет 15-20% населения, смешно. Если аллергия не нарушает качество жизни человека, можно обойтись. Во всяком случае первый сезон. Если же она нарушает качество жизни и не помогают антигистаминные препараты. Или человек пьет антигистаминые препараты, а у него идет нарушение внимания, хрипы, нарушения дыхания или другие побочные явления, абсолютно точно нужно идти к врачу. Детям – конечно – нужно идти к врачу. Причем желательно, чтобы специалист посмотрел ребенка именно в момент пыления. Потому что, когда пациент приходит после сезона и говорит: я прочитал, что можно провести аллергообследование, понять – что в реальности было с пациентом практически невозможно. В период симптомов у ребенка необходимо соотнести клинические проявления с климатическими условиями, с количеством пыльцы, образом жизни пациента и т.д. И тогда врач с достаточным опытом, с пониманием ситуации, будет персонализировано подходить к ребенку, а не исходить из общих стандартов.

Источник



Распространенность аллергии по странам

Распространенность бронхиальной астмы, диффузного нейродермита и аллергического ринита увеличивается во всем мире, особенно в развитых странах. Согласно ряду эпидемиологических исследований, это увеличение связано с изменением окружающей среды и характером микробного воздействия на детей. Сторонники «гигиенической гипотезы» утверждают, что рост числа аллергических заболеваний в последние десятилетия отражает недостаточность стимуляции Тh1-клеток вследствие общего ослабления иммунитета.

В западных странах практикуется «чистота» жизненных условий, малая рождаемость и широкое использование антибиотиков даже при легких заболеваниях. Антибиотики изменяют микробную флору в ЖКТ маленьких детей, делая ее менее эффективной в плане индукции реакций, опосредуемых Тh1-клетками. Такое представление подтверждается недавними исследованиями, показавшими, что в ЖКТ годовалых детей в странах с меньшей распространенностью аллергических заболеваний присутствуют в основном лактобактерии, тогда как в странах с высокой распространенностью атопии у детей преобладают аэробные бактерии, такие как грамотрицательные палочки и Staphylococcus aureus.

Более того, контакты детей друг с другом в детских садах снижают заболеваемость бронхиальной астмой, вероятно, вследствие распространения вирусных инфекций, которые, как известно, стимулируют иммунные реакции, опосредуемые именно Тh1-клетками. Такие факторы в сочетании с загрязнением среды и наличием домашних аллергенов могут сдвигать иммунитет в сторону преобладания реакций, опосредуемых Тh2-клетками, и тем самым увеличивать частоту аллергических заболеваний.

Эти новые данные открывают и новые возможности иммуномодулирующей терапии, способствующей восстановлению баланса между Тh1/Тh2-реакциями и ослаблению воспаления при бронхиальной астме и других атопических болезнях.

Аллергические заболевания возникают вследствие контакта со специфическими аллергенами, попадающими в сенсибилизированный организм с вдыхаемым воздухом, пищей, через кожу или путем инъекций. Возникающие при этом симптомы чаще «сего связаны с поражением слизистой оболочки полости носа, глаз, легких, кожи и ЖКТ. Точная диагностика таких заболеваний требует тщательного выяснения анамнеза (включая контакты с факторами внешней среды) и проведения соответствующих провокационных проб.

Источник

Здоровый образ жизни © 2021
Внимание! Информация, опубликованная на сайте, носит исключительно ознакомительный характер и не является рекомендацией к применению. Обязательно проконсультируйтесь с вашим лечащим врачом!