Меню

Высокоточного оружие как средство поражения

Высокоточное оружие в системе современных средств вооруженной борьбы

Совершенствование управляемых средств поражения — ракет, снарядов, бомб, мин, торпед — достигло такого уровня, что для поражения одиночных целей оказалось достаточным сделать всего лишь один-два пуска, сброса или выстрела. Это дало основание присвоить им специальное название — прецизионное или высокоточное оружие (ВТО). Объявление Пентагоном, затем и нынешним президентом США приоритетности этого оружия привлекло к нему внимание не только специалистов, но и общественности. Особенно обострили интерес к ВТО успехи его применения многонациональными силами в недавней войне против Ирака.

Можно снисходительно говорить, что ВТО США намеренно рекламировалось. Но в любом случае высокая эффективность его применения бесспорна. И, что следует подчеркнуть особо, к этому имеются строго научные, объективные предпосылки.

Под эффективностью оружия обычно понимается его способность поразить цель. Это основной критерий, характеризующий качество оружия. Он зависит от многих факторов, но главными выступают два: мощность боезаряда и точность попадания. И вот, как показали теоретические исследования, подтвержденные экспериментами, в значительном диапазоне условий применения оружия соотношение между этими факторами таково, что относительное увеличение точности в несколько раз (три и более) сильнее сказывается на приросте эффективности, чем увеличение мощности боезаряда. При этом точность обычно характеризуется среднеквадратическим отклонением точки попадания от точки прицеливания (наведения).

Заметим, что с появлением ВТО возросла не только эффективность удара по одиночной цели. Применение ракет и бомб с кассетным боевым снаряжением, залповое применение ВТО с одного носителя (комплекса) позволили достичь высокой эффективности удара и по групповым целям. В совокупности это дает основание считать, что в указанном смысле ВТО приблизилось к тактическому ядерному оружию.

Однако и этим не исчерпываются достоинства ВТО. Во многих случаях точность попадания в цель оказалась независящей или слабо зависящей от дальности стрельбы и от того, как себя ведет, маневрируя, носитель оружия после пуска ВТО. Это резко увеличило диапазон эффективности дальностей применения ВТО, позволило его носителям уклоняться от встречного огневого противодействия. И если, например, под эффективностью комплекса понимать среднее число типовых объектов (цепей), которые он сможет поразить за свою «боевую жизнь», то оказывается, что в типовых условиях боевого применения ВТО относительное приращение вероятности непоражения носителя во много (двадцать и более) раз «полезнее», чем приращение вероятности поражения цели. Вспомним успехи многонациональных сил, снизивших потери своих самолетов до допей процента!

Так же прослеживается «полезность» повышения точности оружия и на показателях более высокого иерархического уровня, когда оцениваются боевые возможности сразу большого количества (группировки) комплексов. Обычно это делается на математических моделях боя (операции). Оказывается, что повышение точности стрельбы и снижение потерь комплексов более «полезно», чем наращивание их количества автоматическое моделирование подтверждает и еще одну сторону «сходства» ВТО с тактическим ядерным оружием. Речь идет о возрастании интенсивности боевых действий, что приводит к быстрому «истощению» сил воюющих сторон, если их боевые потенциалы примерно равны, либо к быстрому достижению решающего преимущества в войне той стороной, которая обладает более точным, более эффективным оружием и умело меняет его.

И наконец, военно-экономические оценки. Рассчитав удельные затраты на поражение одной типовой цепи различными комплексами, вооруженными различным оружием, удалось показать, что опять-таки повышение вероятности поражения цели в сочетании со снижением потерь носителей при оснащении их ВТО многократно (в десять раз и более) более значимо, чем относительно большая стоимость ВТО по сравнению с неуправляемым оружием.

Таким образом, возрастание роли ВТО в системе современных средств вооруженной борьбы — отнюдь не всплеск моды, а объективно существующая реальность, имеющая ясное естественнонаучное объяснение.

Заметим только, что высокая эффективность образцов ВТО, и особенно носителей этого оружия, достигается лишь при соответствующем уровне их информационного обеспечения, что предполагает одновременно с внедрением ВТО интенсивное развитие систем разведки, связи (обмена данными), радиоэлектронной борьбы и автоматизированного управления войсками (оружием).

Опыт боевых действий с применением ВТО полностью подтверждает и военно-техническую, и военно-экономическую целесообразность оснащения им вооруженных сил. Сопоставление данных о производстве ВТО в ведущих странах мира показывает все возрастающую его долю в общем объеме средств поражения.

Если в военных конфликтах последних лет хорошо зарекомендовали себя лишь отдельные типы ВТО, например противокорабельные ракеты в районе Фолклендских (Мальвинских) островов, противорадиолокационные ракеты и управляемые авиабомбы в Ливане, то в войне против Ирака это оружие использовалось широко и сыграло решающую роль. Противорадиолокационные крылатые ракеты в сочетании со средствами радиоэлектронной борьбы обеспечили многонациональным силам завоевание господства в воздухе. И только там, где высокая точность не требовалась, а противодействие ПВО было практически исключено, например, при подавлении боевых порядков войск Ирака, успешно использовалось неуправляемое оружие. В 80 тыс. боевых вылетов было израсходовано, по-видимому, от 30 до 50 тыс. управляемых средств поражения. Именно их применение позволило практически сокрушить военный потенциал Ирака и предопределить исход войны до перехода в наступление наземных войск. Очевидно, что без ВТО эта война выглядела бы совершенно иначе.

С военно-экономической точки зрения использование ВТО также оказалось рациональным для стран коалиции. Заметим, что возможности стран НАТО позволяют им пополнить свой арсенал высокоточных вооружений до прежнего уровня менее чем за один год.

Сегодня есть все основания считать, что современное неядерное ВТО привело к новому качественному скачку в развитии вооруженных сил многих стран, обладающих научно-техническими и экономическими возможностями для его производства.

Действительно, революционное влияние ВТО на военное дело состоит в том, что его появление привело к изменению характера боевых действий, построения боевых порядков и даже структуры вооруженных сил. Массовое внедрение высокоточных управляемых средств в различные виды вооружений предопределило изменения в тактике, оперативном искусстве и стратегии.

В тактике речь идет прежде всего о новой форме боя — дальнего огневого. Не вступая в непосредственное соприкосновение, войска, оснащенные ВТО, имеют возможность вести бой на расстояниях, которые прежде не рассматривались как эффективные. Ранее в тех случаях, когда использовалась дальнобойная артиллерия, это делалось главным образом для поражения стационарных объектов (укреплений]. Теперь же в отдельных боевых эпизодах, в дуэльных ситуациях боевые комплексы, например самолеты-истребители, вооруженные управляемыми ракетами, могут провести дальний ракетный бой, при котором их экипажи так и не увидят противника визуально. Аналогично может выглядеть дальний ракетный бой между самолетами прорыва ПВО, оснащенными противорадилокационными ракетами, и комплексами, вооруженными ракетеми класса «поверхность — воздух». Разнообразие дальних огневых бое» велико.

В оперативном искусстве также произошли изменения. Появление концепции воздушно-наземной операции потребовало увязки применения ВТО в оперативном масштабе с одновременным использованием средств радиоэлектронной борьбы. В равной степени потребовалось планировать и комплекс мероприятий, препятствующих применению ВТО противником.

Затем появились новые стратегические концепции, в частности, уничтожения ядерного потенциала противнике при ведении военных действий с применением только обычных, неядерных средств поражения. Стал возможен удар дальнобойным ВТО, например крылатыми ракетами, по противнику, который еще не развернул свои сипы и войска которого находятся в местах их постоянной дислокации. В войне с применением дальнобойного ВТО все большее значение приобретает нанесение ударов без крупномасштабного перемещения войск (сил).

Отметим и ряд других оперативно-тактических положений, обусловленных свойствами ВТО:

отпадает необходимость концентрировать огневые средства вблизи линии боевого соприкосновения войск, поскольку точность стрельбы почти не зависит от дальности:

с появлением неядерного ВТО, способного поражать одним ударом групповые цели, боевые порядки следует строить «разреженными»;
при «разреженных» боевых порядках возрастает эффективность применения маневренных групп, но з душных и морских десантов;
высокая вероятность «просачивания» сил в тыл противника стимулирует разработку высоко мобильных средств;
изменение характера боя и операции резко повышает требования к системам разведки и РЭБ, опознавания и связи, управления войсками и оружием;
возрастает значение маскировки, скрытности функционирования боевых систем и управления ими;
для самого оружия и обеспечивающих его применение систем все более важными становятся такие качества, как универсальность, унификация, совместимость с разными комплексами;
различие между степенью поражения войск первого эшелона и резервов становится все меньше и меньше, что затрудняет концентрацию и отвод войск для переформирования, работу тыловых органов.
Нетрадиционный характер современной операции (боя), обусловленный массированным применением ВТО, полностью проявился в воине многонациональных сип против Ирака. Заметим, что вооруженные сипы Ирака также имели в своем распоряжении некоторые типы ВТО производства СССР, Франции и других стран. Дело не в том, что это оружие было не самым совершенным. Главное, что применение ВТО требует высокого уровня управления вооруженными сипами, умелого сочетания возможностей оружия со средствами связи, разведки и РЭБ. Именно в этом плане армия Ирака оказалась несостоятельной.

Из тактических новинок войны в зоне Персидского залива следует отметить одновременное применение с одного носителя нескольких управляемых средств, имеющих трансляционно-командные системы наведения. Это позволяло оператору после наведения первой ракеты (бомбы) на цель увидеть со второй результаты удара и варьировать (уточнять) точку попадания каждого последующего средства поражения в зависимости от ударов предыдущего.

Можно утверждать, что совершенствование систем наведения ВТО, например, для залпового применения по сложной цели предопределит появление других высокоэффективных тактических способов использования этого оружия, его носителей и обеспечивающих средств.

Не менее перспективны и новые формы боевых действий, которые возникнут в связи с успешной разработкой сложных «интеллектуальных» технических средств, позволяющих создавать разведывательно-ударные системы нефиксированного состава на время операции (боя).

Теперь коротко о влиянии ВТО на уровень военной стабильности. В настоящее время признано, что военно-стратегический паритет является решающим фактором недопущения войны. Вместе с тем сам по себе паритет, особенно на высоких уровнях противостояния, не является гарантией от вооруженного нападения. Только осознание неотвратимости возмездия может остановить потенциального агрессора. И если мы признаем, что эффективность ВТО приближается к эффективности тактического ядерного оружия, то должны сделать и следующее умозаключение: 6ТО становится сдерживающим фактором, приближающимся и в этом смысле к ядерному оружию. Осознание агрессором эффективности ответного удара высокоточными средствами по тем объектам, уничтожение которых для него действительно неприемлемо, становится фактором, предотвращающим попытку достижения политических цепей военными средствами.

При таком подходе к достаточности для обороны проявляются принципиально важные качества высокоточного оружия. Во-первых, ударное ВТО обороняющейся стороны способно обеспечить избирательное, дозированное поражение важнейших объектов агрессора, сведя к минимуму воздействие на мирное население. Во-вторых, ВТО позволяет нанести максимальный урон наступающему, военная техника и личный состав которого демаскируют себя в силу необходимости сосредоточения и выдвижения для наступления. В-третьих, если агрессор все-таки прорвет оборону, то ВТО обороняющейся стороны может уничтожить скопление его сил второго эшелона (резерве), предназначенных для ввода в сражение и развития успеха.

Оборонительная доктрина не должна быть «беззубой», а ВТО, как и ядерное оружие, может выступать не только в качестве средства поражения, но и средства сдерживания агрессии. Есть, конечно, среди многих типов ВТО и такие, которые могут служить только наступательным целям. Их запрещения следует добиваться на переговорах. К остальным же надо относиться с крайней осторожностью, чтобы огульно не отбросить экономически неразорительные неядерные средства сдерживания потенциальных агрессоров.

В.И, ЦЫМБАЛ,
полковник, доктор технических наук,
профессор

Источник

Высокоточное оружие

Высокоточное оружие — это оружие, как правило управляемое, способное с заданной вероятностью поражать цель первым выстрелом (пуском) на любой дальности в пределах его досягаемости. В результате продолжающейся научно-технической революции стало возможным создание высокоточного оружия, которое, по мнению ряда военных специалистов, будет определять характер будущей войны — войны шестого поколения. Позволяет наносить исключительно точные удары по атакуемым объектам (вплоть до попадания в необходимое окно заданного строения). К высокоточному оружию относят различные наземные, авиационные и корабельные ракетные комплексы, бомбардировочные и артиллерийские комплексы управляемого вооружения, а также разведывательно-ударные комплексы. Из огнестрельного оружия к высокоточному обычно относят отдельные виды винтовок, применяемые в спортивном и боевом снайпинге, варминтинге и бенчресте.

Содержание

История

Первые шаги

Идея о создании управляемого оружия, способного эффективно поражать противника с высокой точностью, появилась еще в 19 веке. Так, в 1880-х, французский флот испытывал управляемую по проводу торпеду. Позднее, аналогичное решение — так называемая торпеда Симса-Эдисона — испытывалось американским флотом [1] . Ввиду чрезвычайной ограниченности тогдашней технологии телеуправления, эти опыты, хотя и привлекли большое внимание, не получили развития.

Первые образцы управляемых систем вооружения разрабатывались и испытывались ещё в период Первой мировой войны. Так, немецкий ВМФ экспериментировал, в том числе в боевой обстановке, с радиоуправляемыми катерами снаряжёнными взрывчаткой. В 1916—1917 годах было проведено несколько попыток применения управляемых с самолёта взрывающихся катеров типа FL [de] фирмы «Firma Fr. Lürssen» против береговых сооружений и кораблей, но результаты, за редкими исключениями (повреждение 28 октября 1917 года монитора «Эребус» [en] взрывающимся катером FL-12) были неудовлетворительными [2] . Инженерами стран Антанты также предпринимались шаги по созданию управляемого оружия — Арчибальд Лоу [en] разрабатывал радиоуправляемый снаряд для поражения германских дирижаблей, а в США были созданы несколько видов самолетов-снарядов — но они завершились неудачей.

В межвоенный период, большинство промышленно развитых стран пыталось разработать радиоуправляемые системы вооружений — радиоуправляемые самолёты-снаряды, телемеханические танки и другое, наиболее широко такие работы шли в СССР. Созданное в 1921 году Остехбюро занималось разработками различных видов управляемого вооружения. В ходе деятельности Остехбюро были созданы ряд видов радиоуправлямых «телетанков» (для доставки мощных взрывчатых зарядов к позициям противника, распыления отравляющих веществ, постановки дымовых завес на передовой), радиоуправляемых торпедных катеров. Велись работы над использованием бомбардировщиков ТБ-3 в качестве радиоуправляемых летающих бомб.

В Великобритании в 1920-х велись работы над созданием летающей бомбы RAE Larynx (англ. Long Range Gun with Lynx engine ), предназначавшейся для применения по береговым целям. Ряд экспериментов был проведён с 1927 по 1929 годы на дистанции 100—180 км, но лишь часть из них была успешной. Тем не менее, программа RAE Larynx дала британцам значительный опыт создания беспилотных самолётов, и в итоге привела к созданию первого эффективного БПЛА — летающей мишени DH.82 Queen Bee.

Практически все работы 1930-х не привели к каким-либо результатам из-за отсутствия в то время эффективных способов отслеживать движение управляемого вооружения на дистанции и несовершенства систем управления.

Управляемое оружие Первой мировой войны Оружие Центральных Держав Германская империя Германия Взрывающиеся катера типа FL [de] · Планирующая торпеда «Сименс» · Беспилотный бомбардировщик Fledermaus Оружие Антанты Великобритания США США

Вторая Мировая

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации.

Интенсивная работа над системами управляемого вооружения впервые была развёрнута в период Второй мировой войны, когда уровень технологий — развитие систем управления, появление радиолокационных станций, позволил создавать сравнительно эффективные системы вооружения. Наиболее далеко продвинулись в этой области Германия и Соединённые Штаты Америки. Менее широко по ряду причин были представлены программы управляемого вооружения СССР, Великобритания, Италия и Япония

Особенно масштабно работы над управляемыми системами вооружения в период 1939—1945 годов были развёрнуты в Германии. Ввиду дефицита ресурсов в ситуации противостояния с значительно превосходящими силами противников, военные круги Германии лихорадочно искали способ совершить качественный скачок в военном деле, который позволит им компенсировать количественное отставание. В годы войны, в Германии был разработан ряд видов «чудо-оружия» — Вундерваффе — управляемых торпед, авиабомб, ракет и иных систем вооружения, ряд из которых был применён на поле боя. Наиболее известны успехи германских ракетостроителей в создании баллистических ракет Фау-2. Тем не менее, из-за сильного дефицита ресурсов и идеологизированности программы разработок (в том числе задержка в разработке зенитных ракет из-за приоритета ударных баллистических), Германии не удалось эффективно развернуть большинство разрабатываемых систем вооружения [3]

США создали в годы Второй Мировой широкую гамму различных видов управляемого вооружения — самонаводящихся авиабомб, крылатых ракет, зенитных ракет и ракет «воздух-воздух» — но лишь часть из них была применена в боевых действиях в годы войны или после неё. Военно-морским флотом США было создано и применено сравнительно успешно в 1945 году наиболее совершенное управляемое оружие Второй Мировой — самонаводящаяся планирующая бомба ASM-N-2 Bat, для поражения кораблей. [источник не указан 70 дней]

Германия

См. Американская программа управляемого вооружения Второй Мировой

Япония

  • Управляемая противокорабельная ракета Kawasaki Ki-147 I-Go
  • Управляемая авиабомба Ke-Go с тепловым самонаведением
  • Зенитная ракета Фунрю
  • Самолёт-снаряд камикадзе Yokosuka MXY7 Ohka
  • Бомбардировочный трансконтинентальный аэростат Fu-Go

Великобритания

  • Зенитная ракета Brakemine
  • Морская зенитная ракета Stooge

Италия

Послевоенный период

Появление в конце Второй Мировой ядерного оружия и его огромные возможности на какое-то время способствовали снижению интереса к управляемому вооружению (за исключением носителей ядерного оружия и средств защиты от них). В 1940-1950-х годах военные предполагали, что атомные бомбы являются «абсолютным» оружием будущих войн. Сравнительно эффективно в этот период развивались лишь зенитные ракетные комплексы и некоторые вариации крылатых и баллистических ракет, являвшиеся элементами ядерной стратегии.

Корейская война, продемонстрировав возможность неядерного локального конфликта высокой интенсивности, способствовала росту внимания к проблемам управляемого вооружения. В 1950-1960-х годах активно развивались различные образцы управляемого оружия, в виде зенитных и крылатых ракет, управляемых авиабомб, авиационных снарядов, противотанковых управляемых снарядов и иных систем. Тем не менее, развитие управляемого оружия было по-прежнему подчинено интересам преимущественно ядерной стратегии, ориентированной на глобальную войну.

Первым конфликтом с по-настоящему широким применением управляемых вооружений стала Вьетнамская война. В этой войне, впервые системы управляемого вооружения широко применялись обеими сторонами: зенитные ракетные комплексы, ракеты «воздух-воздух» и управляемые авиабомбы. Американская авиация широко применяла управляемые авиабомбы и противорадиолокационные ракеты AGM-45 Shrike для поражения РЛС комплексов ПВО, наземных стратегических объектов, мостов. Зенитные ракеты использовались американскими кораблями для отражения нападений вьетнамских истребителей. В свою очередь, Вьетнам широко использовал поставляемые из СССР зенитные ракетные комплексы, нанося американским ВВС значительные потери, вынуждая их изыскивать способы противодействия.

Вьетнамская Война и ряд арабо-израильских конфликтов (в частности, первое успешное применение противокорабельных ракет в боевой обстановке) показала, что управляемое вооружение стало неотъемлемой частью современной войны и армия, не обладающая современными системами высокоточного вооружения будет бессильна против высокотехнологичного противника. Особое внимание к развитию управляемых вооружений проявили США, часто участвующие в локальных конфликтах малой интенсивности.

Современность

Война в Персидском заливе наглядно продемонстрировала ту огромную роль, которую управляемое оружие играет в современной войне. Технологическое превосходство союзников позволило войскам коалиции отразить иракскую агрессию, понеся при этом чрезвычайно низкие потери. Эффективность применения авиации в ходе операции «Буря в пустыне» была весьма высока, хотя ряд экспертов считают ее результаты завышенными.

Массированное применение высокоточного оружия было продемонстрировано в ходе операции сил НАТО против Югославии. Широкое применение крылатых ракет и высокоточного оружия позволило НАТО выполнить поставленные задачи — добиться капитуляции правительства Слободана Милошевича, без прямого ввода войск и проведения наземной военной операции.

В обеих этих конфликтах было продемонстрировано, что широкое применение управляемого оружия, помимо существенного повышения эффективности ударов, также способствует снижению уровня случайных потерь среди мирного населения. Ни в Ираке ни в Югославии не использовались ковровые бомбардировки неуправляемыми бомбами, ведущие к значительным разрушениям гражданских построек, поскольку управляемое оружие позволило сравнительно точно поражать военные объекты, сводя к возможному минимуму риск сопутствующих потерь.

В целом, применение управляемого оружия в конфликтах конца XX — начала XXI столетия носит всё более массированный характер на всех уровнях боевых действий. Это обусловлено существенной экономией на количестве боеприпасов, необходимых для поражения, снижением риска для войск (за счет снижения количества боевых операций, требуемых для поражения конкретной цели), снижением сопутствующего ущерба для гражданского населения. В современных боевых действиях находят активное применение крылатые ракеты разнообразных типов, наводящиеся с помощью лазерного целеуказания артиллерийские снаряды, планирующие авиабомбы, зенитные ракеты различных классов. Появление ПЗРК и ПТУРС позволило придать возможности управляемого оружия на ротном и батальонном уровне.

В настоящее время, все развитые страны, обладающие военной промышленностью, рассматривают совершенствование управляемого вооружения как ключевую компоненту конфликта.

Источник



Высокоточное оружие ( ВТО )

Высокоточное оружие (ВТО) – это управляемые средства поражения, эффективность которых основывается на высокой точности попадания в цель. К ВТО относят боевые ракеты различного назначения, управляемые снаряды, управляемые авиационные бомбы и др. Термин применяется с 70-х XX в.; первоначально служил для обозначения оружия, способного поражать цель при первом пуске (выстреле) с вероятностью не менее 0,5 на любой дальности в пределах зоны досягаемости. Вероятность отклонения ВТО достигает нескольких метров, что обеспечивается за счет использования бортовых вычислительных машин, головок самонаведения, приемников сигналов от спутниковых навигационных систем и др.

С помощью ВТО обычными, неядерными средствами поражения можно нанести поражение, сопоставимое по своим последствиям с поражением от тактического ядерного оружия малой мощности. Эффективному поражению ВТО могут подвергаться объекты, находящиеся на различном удалении от линии боевого соприкосновения. Существенно возрастает по сравнению с традиционными средствами поражения эффективность ВТО, позволяющего наносить удары в реальном масштабе времени, независимо от погодных условий и времени суток. Дальнейшее развитие ВТО идет в направлении его «интеллектуализации», т.е. способности «распознавать» цели, в т.ч. на поле боя и в условиях помех, а при воздействии по крупным целям – выбирать наиболее уязвимый элемент для поражения.

Основными мероприятиями по защите от ВТО являются:

  • противодействие техническим средствам разведки и наведения противника;
  • маскировка;
  • рассредоточение объектов;
  • смена районов расположения войск и объектов;
  • фортификационное оборудование местности;
  • использование маскирующих и защитных свойств местности;
  • организационно-технические мероприятия.

Источники: Оружие России: каталог. —М., 1997. Т. 7: Высокоточное оружие и боеприпасы; Высокоточное оружие и борьба с ним. Головин С.А. и др. —М., 1996; Проблемы защиты объектов экономики от ВТО силами и средствами гражданской обороны. Информационный сборник ЦСИ ГЗ, Палий А.И. 2001, № 8; Высокоточное оружие США и НАТО. ЗВО, Дмитриев Ф.. 1984. № 8.

Источник